Решение суда о компенсации морального вреда

Моральный вред по различным категориям гражданским дел

Решение суда о компенсации морального вреда

К написанию данной статьи меня подтолкнула фактическая  неопределенность, неоднозначность и субъективная оценка судами сумм компенсации морального вреда по различным категориям гражданских дел, а также непонимание или нежелание понимать оппонентами заявленных ко взысканию сумм. 

В Приморском крае сложилась следующая ситуация по взысканию морального вреда при получении травм различной степени тяжести после дорожно-транспортных происшествий.

1. Вина водителя транспортного средства доказана, он привлечен к административной ответственности.

По данному гражданскому делу я представляла интересы потерпевшей, которую сбили на пешеходном переходе, ей был причинен средней тяжести вред здоровью.

Дело длилось долго, имело множество нюансов, таких как выгораживание виновного водителя, являющегося действующим  сотрудником ГИБДД, своей беременной супругой, давление на свидетелей и потерпевшую со стороны сотрудников ГИБДД, бесчисленные жалобы в УМВД  по Приморскому краю со стороны потерпевшей.

Потерпевшая, уставшая от бесконечных проверок и судебных тяжб, желающая исключительно компенсации морального и материального вреда, в итоге сдалась, не стала обжаловать привлечение к административной ответственности именно супруги, а не виновного водителя – сотрудника ГИБДД.

И данный факт в последующем стал причиной обращения сотрудника ГИБДД в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации, так как по его мнению потерпевшая не имела права подавать жалобы на него вышестоящему руководству и распространила недостоверную информацию о том, что именно он был за рулем автомобиля, неограниченному кругу лиц .

Однако, на данном этапе потерпевшая уже заключила договор со мной,  был подан иск о возмещении морального вреда, причиненного, виновными действиями водителя в результате ДТП, который был удовлетворен частично, из заявленных 600 000 рублей удовлетворено 300 000 рублей компенсации морального вреда.

Одновременно мной было подготовлено мотивированное возражение на иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, производство по иску суд прекратил на основании заявления истца об отказе от иска после ознакомления с возражением, думаю, поняв бесперспективность.

Но  «виновники» не шли на контакт, диалог возник только после подачи в суд заявлений о взыскании судебных издержек, как в деле по защите чести, достоинства и деловой репутации, так и взыскании морального вреда, заявления оба были удовлетворены в полном размере без уменьшения сумм судебных расходов на представителя судом.

В коридоре суда сотрудник ГИБДД сообщил мне, чтобы мы не радовались, жена в декрете, дохода у нее нет, поэтому взыскивать с нее мы будем долго.

 Пришлось ему напомнить, что он работает официально, зарплата у него «белая» и является  совместно нажитым имуществом супругов.

В тот же день к вечеру от сотрудника поступил телефонный звонок с предложением о заключении мирового соглашения, без подачи с нашей стороны исполнительных листов.

Денежные средства были выплачены потерпевшей в течение 2 месяцев.

решение суда 1 инстанции

А по этому гражданскому делу я представляла интересы потерпевшего несовершеннолетнего мальчика, который находился в машине, ставшей невольным участником тройного ДТП.

Превысив скорость, девушка-водитель  «Сузуки Свифт» не справилась с управлением и  совершила столкновение еще с 2 автомашинами, в том числе с той, где находился ребенок.

Мальчику был поставлен диагноз «сотрясение головного мозга», но по результату проведенной СМЭ данный диагноз не был подтвержден в динамике, поэтому судебно-медицинской оценке не подвергался.

Суд  удовлетворил сумму компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей. С данной суммой не согласилась прокуратура, ею подано апелляционное представление, считают, что сумма морального вреда необоснованно занижена. Посмотрим, что скажет апелляционная инстанция.

решение суда 1 инстанции

 2. Вина водителя в совершении ДТП не доказана, со стороны потерпевшего имеет место грубая неосторожность

Так, по данному делу я представляла интересы родителей и малолетнего мальчика, которого сбил неосторожный сосед.

Ребенок после дождя сидел на придомовой дороге и пускал кораблики, а сосед возвращался с работы на большом джипе, двигался с небольшой скоростью,  и из-за поворота просто не увидел малыша.

Проверка по факту совершения ДТП проводилась практически год, и, когда стало понятно, что вину водителя установить не представляется возможным, был подан иск о взыскании морального вреда в интересах малолетнего ребенка, которому был причинен тяжкий вред здоровью, его матери, отца и бабушки.

Представитель водителя привлекла в качестве третьего лица страховую компанию, которая компенсировала материальный вред от ДТП, страховая сумма составила практически 300 000 рублей. Данную сумму представитель  пыталась объявить компенсацией и учесть при вынесении решения.

Пришлось пояснять, что взыскивается именно моральный вред, а страховая выплата никак не может таковою являться.

Несмотря на наличие судебной практики по России о взыскании морального вреда в пользу родственников и предоставление данной практики суду, в пользу матери, отца, бабушки суд отказал во взыскании компенсации морального вреда, а в интересах  малолетнего ребенка было взыскано 300 000 рублей с учетом ранее переданных водителем  125 000 рублей, вместо заявленных в иске 700 000 рублей.

Данное решение было обжаловано в апелляции, но устояло.

решение суда 1 инстанции

3. Взыскание компенсации морального вреда с работодателя в связи с несчастным случаем на производстве, в результате которого работнику причинен тяжкий вред здоровью

Пострадал муж моей подруги… Работает в крупнейшем градообразующем предприятии г.Владивостока ОАО «Владивостокский морской рыбный порт» стивидором. Из-за нарушения правил техники безопасности иным сотрудником предприятия на потерпевшего было разгружено более 2 тонн металлолома.

Что испытали все родные и близкие семьи пострадавшего – трудно описать словами,  первое время пострадавший находился в крайне тяжелом состоянии и никто из врачей не давал положительных прогнозов. А когда немного пошел на поправку опять -таки врачи не гарантировали, что он когда-нибудь сможет вести полноценную жизнь, ходить, сидеть и т.д.

Но организм справился, несмотря на ограничения по труду, практически полностью восстановился. Травмы, полученные при данном несчастном случае, были расценены СМЭ, как тяжкий вред здоровью.

Виновника произошедшего — крановщика длительное время не могли привлечь к уголовной ответственности, так как он то болел, то его  местонахождение не было известно, то пропадал, да и орган дознания не спешил привлекать его к уголовной ответственности, в итоге, к моменту направления дела в суд срок привлечения к уголовной ответственности истек, дело было прекращено. Какую — либо помощь потерпевшему не оказывал, состоянием здоровья не интересовался.

Работодатель ОАО «Владивостокский морской рыбный порт» также в целом самоустранился от ситуации, по страховке потерпевшему было оплачено частично полученное платное лечение и реабилитация, и на этом работодатель решил, что его миссия выполнена.

 Примечательно, однако, что акт о несчастном случае на производстве составил и сдал в установленный срок, в котором указал, что несчастный случай произошел по вине крановщика, нарушившего требования техники безопасности, а в действиях потерпевшего нарушений не установлено.

Иск о взыскании морального вреда был подан к работодателю, в данном случае именно с работодателя имелись реальные перспективы взыскания компенсации.

В суде представитель работодателя утверждала, что все моральные и материальные требования потерпевшего погашены, что отсутствует предмет  спора.

 На вопрос суда, каким же образом компенсирован моральный вред, поступил ответ, что произведена оплата лечения за счет страховой компании, поставив в тупик и суд, и меня.

Либо представитель действительно не понимала разницы между моральным и материальным вредом, либо это была такая позиция защиты, не знаю. Кроме того, она постоянного говорила, что работодатель не виновен, виновен крановщик, с него и взыскивать необходимо, но ходатайств о привлечении крановщика в качестве третьего лица или соответчика не заявляла, а я и не настаивала.

Несмотря на то, что ответчик работодатель является крупным предприятием с многомиллиардными ежегодными доходами, суд первой инстанции из 1 500 000 рублей компенсации морального вреда удовлетворил только 400 000 рублей, практически никак это не обосновав.

Не согласившись с принятым решением, нами была подана апелляционная жалоба.

Судом второй инстанции сумма взыскания была увеличена в 2 раза и составила  800 000 рублей.

Потерпевший согласился с данной суммой, получил исполнительный лист и подал его напрямую работодателю в бухгалтерию для перечисления требуемой суммы.

Но тут произошло неожиданное, компания -работодатель вернула исполнительный лист и указала в сопроводительном письме, что с решением апелляционной инстанции не согласны, поэтому подана кассационная жалоба.

На сайте Приморского краевого суда я ознакомилась с информацией, что на момент подготовки данного сопроводительного письма ОАО уже было отказано в передаче жалобы для рассмотрения в президиум.

Исполнительный лист потерпевший представил в банк, в котором был открыт счет компании – работодателя, в тот же день денежные средства были списаны и зачислены потерпевшему.

решение суда 1 инстанции

решение суда 2 инстанции

4. Взыскание морального вреда с работодателя в связи с несчастным случаем на производстве, в результате которого наступила смерть работника

О данном случае я уже ранее писала здесь.

В пользу родных погибшего жены, детей и матери с работодателя взыскано по 700 000 рублей каждому компенсации морального вреда.

Я с суммой была не согласна, считала, что занижена, и можно обжаловать, но родственники устали от тяжб и неопределенности, поэтому согласились даже на эти суммы.

Исполнительный лист также направлялся в банк, где был открыт расчетный счет работодателя, без обращения в ФССП.

5. Взыскание морального вреда при взыскании неустойки по договорам долевого строительства

Это дело не было каким-то сложным или занимательным, все достаточно просто. В суде с застройщика были взысканы неустойка, штраф и моральный вред.

Суд посчитал, что моральный вред в размере 10 000 рублей будет достаточным, при том, что заявлено было 50 000 рублей.

решение суда

6. Взыскание компенсации морального вреда при взыскании вреда, причиненного гражданину в результате незаконных действий государственных органов

В этом гражданском деле мной в пользу клиента был  взыскан причиненный  материальный ущерб, упущенная выгода, моральный вред с УФССП по Приморскому краю за совершенные незаконные действия.

Суд все требования удовлетворил в полном размере, кроме морального вреда.

Моральный вред был запрошен в сумме 50 000 рублей, но суд удовлетворил в части — 30 000 рублей, что на мой взгляд является вполне приемлемым.

Решение не оспаривали. В силу еще не вступило.

Ждем действий со стороны УФССП по Приморскому краю.

Решение добавлю после его публикации на сайте суда. 

7. Взыскание компенсации морального вреда с работодателя при незаконном увольнении работника

По данному гражданскому делу я представляла интересы незаконно уволенного военнослужащего. которому до льготной пенсии оставалось менее 1 года службы. Имело место признание приказа об увольнении с воинской службы в связи с нарушением Устава внутренней службы ВС РФ, то есть в связи с растратой вверенного имущества, незаконным.

Суд, признав приказы руководства незаконными,  посчитал возможным взыскать с ВС РФ в пользу военнослужащего, восстановленного в должности и звании, 5 000 рублей морального вреда.

Решение было обжаловано представителем ТОФ РФ, но оставлено без изменений.

решение суда 1 инстанции

Таким образом, при взыскании морального вреда, причиненного в результате ДТП, при наличии вины водителя транспортного средства:

— тяжкий вред здоровью судами оценивается в  500 000 -900 000 рублей

— средней тяжести вред здоровью – 300 000 -600 000 рублей

— легкий вред здоровью – 25 000 – 200 000 рублей

При отсутствии вины водителя – сумма уменьшается примерно на 50%

Компенсация морального вреда в случае причинения смерти в результате ДТП, при несчастном случае на производстве составляет от 700 000 до 1 300 000 рублей.

При этом судами моральный вред по делам о защите прав потребителей, восстановлении на работе, причинении ущерба незаконными действиями государственных органов  оценивается в сумме от 1 000  до 100 000 рублей.

П.С. Интересно было бы узнать какие суммы компенсации морального вреда взыскиваются в иных регионах России.

Источник: https://pravorub.ru/cases/87425.html

Решение о компенсации морального вреда, причиненного преступлением

Решение суда о компенсации морального вреда

Р Е Ш Е Н И Е

г. Юрга Кемеровской,

Юргинский городской суд Кемеровской области

в    с о с т а в е:

председательствующего судьи  С.,

при секретаре  Т.,

с участием:

истца Ч.,

представителя третьего лица К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Ч. к П. о возмещении морального вреда, причиненного преступлением,

У С Т А Н О В И Л:

Истец Ч. обратился в суд с иском к ответчику П. о возмещении морального вреда, причиненного преступлением.

Исковые требования мотивированы следующим.

Моральный вред истцу причинен преступными действиями ответчика П.

В органах внутренних дел истец проходит службу с по настоящее время.

Приказом Межмуниципального отдела МВД России «Юргинский» был назначен на должность *** *** Межмуниципального отдела МВД России «Юргинский».

29.01.2019 года в отношении истца ответчиком было совершено преступление, предусмотренное ч. ст. 318 УК РФ (угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей) при следующих обстоятельствах:

29 января 2019 года около 13 часов 50 минут П.

будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в общественном месте – на улице, около ***, действуя умышленно, с применением металлического серпа, как предмета, используемого в качестве оружия, совершил угрозу применения насилия в отношении истца, представителя власти, *** Межмуниципального отдела МВД России «Юргинский» ***, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей по проведению профилактического обхода на закрепленном за ним административном участке, по оказанию содействия сотрудникам подразделений органов внутренних дел, при следующих обстоятельствах:

П., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находился по месту своего проживания – в ***.

В это время в указанную квартиру прибыл истец, одетый в форменное обмундирование сотрудника полиции МВД РФ, в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, совместно с инспектором *** П.Н.О.

, проводил профилактический обход закрепленного за ним административного участка территории обслуживания отдела полиции «Сельский» МО МВД России «Юргинский» – *** в состав которого, в том числе, входит ***.

После того, как истец с инспектором *** П.Н.О. вышли из названной квартиры и стали проводить профилактическую беседу с Б. П. также вышел на улицу, подошел к истцу Ч., одетому в форменное обмундирование сотрудника полиции МВД РФ и стал препятствовать осуществлению служебной деятельности истца и инспектора *** П.Н.О.

, а также требовать, чтобы указанные должностные лица прекратили проводить профилактическую беседу с Б. В ответ на высказывания П. истец, исполняя свои должностные обязанности, потребовал, чтобы П. прекратил вмешиваться в его служебную деятельность и прекратить препятствовать осуществлению им своих должностных обязанностей.

На что у П., не желавшего подчиняться законным требованиям истца, возник преступный умысел, направленный на совершение угрозы применения насилия в отношении представителя власти находящегося при исполнении своих должностных обязанностей сотрудника полиции Ч.

, с применением металлического серпа, как предмета, используемого в качестве оружия.

После чего, ответчик П.

 во исполнение своего преступного умысла вернулся в помещение вышеуказанной квартиры, где взял металлический серп с деревянной рукоятью, с которым вышел на улицу, где *** около 13 часов 50 минут, продолжая находиться на улице, около ***, осознавая, что истец, одетый в форменное обмундирование сотрудника полиции, является представителем власти, исполняющим свои должностные обязанности, с целью воспрепятствования законным действиям полицейского, действуя умышленно, удерживая серп в своей правой руке, угрожая применением насилия в отношении истца Ч., с применением металлического серпа, как предмета, используемого в качестве оружия, умышленно направил клинок этого серпа в сторону истца, а затем, подойдя ближе к истцу, умышленно стал размахивать перед последним клинком серпа, направленным в сторону истца, а также умышленно словесно высказал в адрес истца, одетого в форменное обмундирование сотрудника полиции, являющегося представителем власти, исполняющим свои должностные обязанности, угрозу порезать его этим серпом, то есть угрозу применения к нему насилия.

С учетом сложившихся обстоятельств, агрессивного поведения находящегося в состоянии алкогольного опьянения П. и применения последним серпа, как предмета, используемого в качестве оружия, истец угрозу применения П.

 к нему насилия воспринял реально, поскольку имелись все основания опасаться осуществления этой угрозы. После этого, истец отошел на безопасное расстояние от П., а П. вернулся по месту своего проживания – в ***.

П. свою вину в предъявленном обвинении признал полностью.

Юргинским городским судом Кемеровской области вынесен обвинительный приговор (дело *** (***), П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

318 УК РФ (угроза применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей), ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 02 (два) года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Приговор вступил в законную силу.

Согласно ст.

46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита прав и свобод. Права потерпевших от преступлений охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции Российской Федерации). Сотрудник органов внутренних дел не является исключением.

Служба в органах внутренних дел – особый вид государственной службы, отличающийся рядом специфических особенностей, однако особый правовой статус сотрудника полиции ни в коем случае не предполагает применение насилия в отношении сотрудника, причинение ему телесных повреждений и оскорблений.

Исходя из положений Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства (ст. 2); каждый имеет право на жизнь (ст.

20); право на жизнь и охрана здоровья относятся к числу общепризнанных, основных, неотчуждаемых прав и свобод человека, подлежащих государственной защите (ст.

41); Российская Федерация является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь человека (ст. 7).

В соответствии со ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12 ГК РФ) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

В соответствии со ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 ГК РФ и статьей 151 настоящего Кодекса.

Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Согласно ст.

151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страдании, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Источник: https://42.xn--b1aew.xn--p1ai/document/19166025

Компенсация морального вреда: нас ждут изменения

Решение суда о компенсации морального вреда

27 октября 2020 в 19:44

Споры по поводу компенсации морального вреда могут быть прекращены: 26.10.2020 прошло заседание Совета Федерации и Ассоциации Юристов, где обсуждалась нормализация выплат пострадавшему за причинённый вред. Компенсация морального вреда: какие перемены нас ждут?

Волнующий вопрос о соразмерности

Вопрос о соизмеримости назначенной суммы компенсации и причинённого вреда обсуждался множество раз, что связано с возникающими вокруг данных назначений спорами: бывают случаи, когда за смерть близкого человека пострадавший получает суммы, совершенно несопоставимые со степенью потери.

В статьях 151 и 1099 ГК РФ уточняется, что при установлении размера компенсации вреда учитывается как степень вины причинившего вред, так и степень причинённых физических и нравственных страданий потерпевшему, что, конечно, определяется для каждого пострадавшего индивидуально.

В таком случае всё зависит от того, как ведущий дело судья оценит ситуацию.

Но неужели всё зависит исключительно от личностного восприятия судьи? Получается ли так, что на восприятие может повлиять поведение потерпевшего: например, не контролирующий свои эмоции человек сможет рассчитывать на большую сумму, чем тот, кто держит себя в руках? Будет ли такая компенсация равносильной потере? Именно подобного рода вопросы и подталкивают юридическое общество к обсуждению и дальнейшей стандартизации размера выплат.

Судебная практика по вопросу

Конечно, из-за отсутствия чётких границ по оплате рождается некоторое количество курьёзных и даже абсурдных ситуаций.

В судебной практике известны моменты, когда за бракованный телефон пострадавший получил пятьдесят тысяч рублей компенсации морального вреда, в то время как за смерть близкого человека суд назначил к выплате лишь пять тысяч рублей. К счастью, последний случай – единственный с подобным размером выплаты.

Наличие подобных парадоксальных случаев наталкивает на мысли о необходимости внесения поправок в статьи Гражданского Кодекса.

Какие должны быть компенсации — это должно быть сформировано в первую очередь нашим обществом, — считает адвокат Алексей Гришин.

Дело в том, что размеры компенсации должны отвечать российским реалиям и степени платёжеспособности граждан.

При этом эксперты считают, что человеческая жизнь очень сильно недооценена.

Так, в Европейских странах компенсация морального вреда составляет в десятки раз больше, чем в Российской Федерации, однако в Российском законодательстве статья 151 ГК РФ была принята лишь в 1994 году, что, возможно, позволяет ей иметь некоторые правовые пробелы.

Какое же решение приняли на заседании?

Коллегией предложены критерии, по которым можно определить степень причинённого вреда, и базовые компенсации:

  • Временный дефицит здоровья;
  • Окончательный и не устранённый дефицит здоровья;
  • Страдания, возникшие в связи с посягательством на физическую неприкосновенность;
  • Страдания, причинённые потерей близкого человека.

Так, например, за временный дефицит здоровья предлагается пять тысяч рублей в день; за унижение человеческого достоинства – один миллион рублей; за полную парализацию рук и ног – четыре миллиона пятьсот тысяч рублей; за потерю родителем своего несовершеннолетнего ребёнка – два миллиона рублей.

Однако также учитываются следующие особенности:

  1. В случае, если потерпевший является и виновным, сумма компенсации уменьшается в десять раз;
  2. Если присутствует злой умысел виновника, сумма компенсации увеличивается вдвое.

Метод “мягкой стандартизации”

Стоит отметить, что остаётся место и для некоторой вариативности: Совет предлагает метод «мягкой стандартизации», который будет позволять судьям варьировать размер выплаты в соответствии со сложившейся ситуацией.

Подобная система расчётов позволит снизить степень непредсказуемости вынесенных решений о размере компенсации за причинённый моральный ущерб, а также сделает процедуру расчётов более прозрачной и понятной как для судей, так и для истца. Когда подобная система вступит в силу – неизвестно, однако с её вступлением рассмотрение подобных дел выйдет на абсолютно новый уровень.

ТОП интересных материалов по теме:

За моральный вред могут ввести пожизненную компенсацию

Защита прав потерпевшего

Правовая экспертиза судебных решений

По Вашему делу вынесено решение, с которым Вы не согласны?
Узнайте, как пожаловаться на судью.

Споры по поводу компенсации морального вреда могут быть прекращены: 26.10.2020 прошло заседание Совета Федерации и Ассоциации Юристов, где обсуждалась нормализация выплат пострадавшему за причинённый вред. Компенсация морального вреда: какие перемены нас ждут?

Моральный вред: что это, способы компенсации, практика взыскания через суд в России

Решение суда о компенсации морального вреда

Причинение вреда гражданину позволяет ему требовать от обидчика компенсацию. Это правило установлено действующим законодательством и вроде бы не вызывает вопросов: кто виноват, тот и должен заплатить.

Когда речь идет о материальных убытках, понятно, с кого требовать возмещение и в какой сумме. Но как быть, если ущерб был причинен не только материальный? Моральный вред — понятие куда более сложное и специфичное в российском правовом поле.

Что оно подразумевает? Как оценивается? Чем отличаются материальный и моральный вред? И каковы перспективы получения выплаты «за страдания» по решению суда? На эти вопросы журналисту ФАН ответила адвокат Московской коллегии адвокатов «Столичная юридическая компания» Дарья Морозова.

Что значит «причинен моральный вред»

Человек был незаконно уволен с работы. Пострадавший стал инвалидом в результате наезда автомобиля под управлением пьяного водителя. Ошибка медиков привела к инвалидности и невозможности ни продолжать профессиональную деятельность, ни жить привычной жизнью. Это лишь небольшой перечень ситуаций, в которых нарушаются гражданские права.

В каждом случае пострадавшему причинен вред и измерить его можно разными критериями. Например, при увольнении человек потерял заработок и остался без средств к существованию. И это — вред материальный, который можно исчислить деньгами: сложить неполученную за несколько месяцев зарплату и потребовать возмещения этой суммы через суд.

Увечья, полученные в результате автомобильной аварии, тоже можно оценить: пострадавший вынужден оплачивать лечение, покупать средства реабилитации. Измерить в деньгах можно и потерю трудоспособности в результате медицинской ошибки: если человек стал инвалидом, вполне можно потребовать от виновной стороны сумму, которую он недополучит из-за невозможности работать.

Но при этом нельзя говорить только о материальном ущербе, который причинили пострадавшему. Все эти ситуации сопровождаются серьезными психологическими, нравственными страданиями.

Нервы, переживания, психологический дискомфорт из-за того, что жизнь изменилась и, вероятно, уже никогда не станет прежней, не добавляют ни здоровья, ни хорошего самочувствия.

И в этом случае причиненный ущерб нужно рассматривать с нескольких сторон — не только финансовой, но и психологической.

Страдания душевные и не только

«Под моральным вредом понимают причинение человеку страданий — физических и нравственных, — комментирует адвокат Дарья Морозова. — Они нарушают здоровье, привычный комфорт и жизненный уровень, вызывают переживания. Это понятие закреплено Гражданским кодексом и все чаще используется в судебной практике».

Так как термин «моральный» подразумевает эмоциональное и психологическое состояние человека, то и причиненный ущерб рассматривают с точки зрения нравственных страданий.

Это переживания, внутренний психологический дискомфорт, изменение привычного мировоззрения, что значительно влияет на качество жизни.

Проявления этого дискомфорта могут быть различными: постоянные волнения и тревога, подавленность и стыд, страх или раздражительность, которые развиваются на фоне спорной ситуации.

Эмоциональное состояние не может не влиять и на состояние физическое.

А в некоторых случаях, когда обидчиком был причинен физический вред, именно этот факт и становится причиной психологической подавленности, эмоционального дискомфорта.

В этом случае речь идет о физических страданиях. Варианты их проявления — боль, развитие или обострение хронических заболеваний, что также укладывается в понятие морального вреда.

«Физические страдания в данном случае могут быть, но не обязательны, — уточняет адвокат Дарья Морозова. — Однако, как показывает практика, эти понятия тесно взаимосвязаны.

Ведь если человеку был причинен физический вред, это неизбежно влечет душевные страдания.

И наоборот, эмоциональные переживания могут негативно отразиться на здоровье: вызвать повышение артериального давления, лихорадочное состояние, болезненность».

В каких случаях рассматривают возмещение морального вреда

Ситуации, в которых пострадавший имеет право обращаться за взысканием морального вреда, определены Гражданским кодексом и другими законами. Среди них — смерть человека, в этом случае за компенсацией обращаются родственники.

При причинении ущерба здоровью требования заявляет сам пострадавший. Эти ситуации чаще всего встречаются в российской судебной практике. Но не только они служат основанием для требования компенсации. Таких оснований куда больше.

Это и нарушение авторских прав, и нарушение прав потребителя. В 2020 году предельно острой стала ситуация с незаконными увольнениями, что тоже подразумевает моральный ущерб. Нарушение тайны завещания, дискриминация гражданина, разглашение сведений, касающихся личной информации или врачебной тайны, нарушение прав в результате ненадлежащей рекламы, — все это укладывается в норму закона.

Но не всегда в этих случаях можно заявлять о вреде моральном. По закону, для этого должны сойтись три пункта:
  1. права действительно были нарушены;
  2. между факторами, которые, по мнению пострадавшего, нанесли вред, и результатом прослеживается причинно-следственная связь;
  3. вину причинителя вреда можно подтвердить.

Решают такие споры только в суде. Досудебная практика с заявлениями о компенсации морального вреда вообще не встречается, так как в России она бесперспективна. Единственный способ компенсации морального вреда, предусмотренный отечественным законодательством, — в денежной форме. Ее предусматривают как Гражданский кодекс, так и другие законы.

Иск о компенсации морального вреда

К обращению в суд нужно подготовиться и желательно заручиться поддержкой опытного адвоката, который поможет собрать доказательства правоты и причиненного ущерба.

«Требование о компенсации морального ущерба можно подавать как в виде отдельного иска, так и сочетать с другими требованиями в одном иске, — комментирует адвокат Дарья Морозова. — В заявлении нужно указывать, кто именно причинил вред, при каких обстоятельствах это произошло. Важно отметить, в чем выражается причиненный вред, а также привести доказательства».

Одних лишь слов о физических страданиях при этом недостаточно. В качестве подтверждения пострадавший должен предоставлять документы.

Ухудшение здоровья, то есть вред физический, нужно подтверждать медицинскими справками, которые доказывают, что человек действительно обращался за медицинской помощью, и что телесные повреждения или обострение хронической болезни возникли в результате или по причине рассматриваемой конфликтной ситуации.

Эмоциональные переживания доказать сложнее, но и это возможно. Для этого можно представить справку от врача (психиатра, психотерапевта) о консультации, назначенном или проведенном лечении. В качестве подтверждения подойдут документы с места работы или учебы о снижении трудоспособности или успеваемости.

«Суд рассматривает степень страданий с учетом фактических обстоятельств, — продолжает Дарья Морозова.

 — Например, в 2016 году Ростовский областной суд отказал в возмещении морального вреда, так как было доказано, что телесные повреждения, причиненные ответчиком истцу, не нанесли вреда его здоровью. Также важна причинно-следственная связь.

В 2013 году Алтайским краевым судом была значительно снижена заявленная сумма компенсации морального вреда, так как судебно-медицинская экспертиза не смогла однозначно подтвердить, что ухудшение здоровья истца было связано именно с действиями ответчика».

Практика возмещения морального вреда

По словам Дарьи Морозовой, истец не всегда должен доказывать, что ему был причинен моральный вред.

В некоторых случаях достаточно подтверждения самого факта нарушения прав, чтобы убедить суд в том, что человек испытывал психологические страдания.

Например, это признается «само собой разумеющимся» в трудовых спорах и логичным в спорах о защите прав потребителей. Но если пострадавший представляет доказательства, это может серьезно повлиять на сумму назначенной судом компенсации.

Не нужно подтверждать нравственные страдания и в делах о нанесении вреда здоровью или смерти. В 2010 году Верховный суд признал, что в этих случаях моральный вред считается причиненным изначально. В некоторых ситуациях отвечать рублем приходится и «без вины виноватым».

Например, водителю, который в результате трагической случайности сбил пешехода. И даже если этот пешеход был пьян, выскочил на дорогу внезапно в полной темноте или переходил ее в неположенном месте, это дела не изменит.

Водитель должен будет возместить моральный ущерб как владелец транспортного средства — источника повышенной опасности.

Аналогичное правило распространяется на организацию, сотрудник которой при исполнении служебных обязанностей причинил вред. Отвечать перед пострадавшим будет именно организация, а уже потом компании предстоит разбирательство с работником. 

«При подаче заявления истец должен уплатить госпошлину, — уточняет Дарья Морозова. — Ее размер составляет 300 рублей. Сумма небольшая, так как подразумевается, что вред имеет неимущественный характер, несмотря на то, что взыскивается в денежной форме».

Размер морального вреда

На какую же сумму может претендовать пострадавший? Это главный и один из самых сложных вопросов в российской юридической практике. Никаких четких критериев, рекомендаций, коэффициентов и других ориентиров в этой сфере не существует. Назначает сумму морального вреда суд, который основывает свое решение на определенных законом факторах.

Теоретически эти факторы четкие и понятные, так как прописаны в нормативных актах. Законом предусмотрено, что суд должен обращать внимание как на фактические обстоятельства дела, так и на степень вины ответчика.

Должен учесть индивидуальные особенности потерпевшего и даже то, как он действовал в момент причинения ему вреда. А еще российским судам нужно отталкиваться от разумности заявляемой суммы и ее справедливости.

Можно ли считать эти нормы конкретными? Вряд ли. Но кроме этих туманных ориентиров в отечественной судебной практике нет больше ничего. Поэтому примеры морального вреда в нашей стране столь серьезно различаются.

Минимальный в истории российского судопроизводства, определенный по факту смерти человека в виде компенсации его близким, составил пять тысяч рублей.

Максимальный в размере 15 млн рублей был присужден в 2015 году семейной паре из Санкт-Петербурга, которые из-за ошибки врачей потеряли при родах ребенка. 

«По статистике судебного департамента Верховного суда средний размер компенсации в гражданских спорах при причинении ущерба жизни и здоровью составляет около 82 тысячи рублей, — комментирует Дарья Морозова. — Но на практике и эти суммы не встречаются. Я считаю, что даже такой размер серьезно завышен, так как в большинстве гражданских дел суды общей юрисдикции ограничиваются суммами в 5-15 тысяч рублей».

В уголовных делах картина другая. По данным судебного департамента ВС, за смерть россиянина выплачивают чуть больше 110 тысяч рублей, а за инвалидность — около 200 тысяч. Но и эти выплаты по стране, — скорее, исключение из правил.

« проблема, с которой сталкиваются при попытке потребовать возмещения морального вреда работнику, потребителю или при ДТП, — это отсутствие общих ориентиров для судов, на которые они могли бы опираться при назначении компенсации, — продолжает Дарья Морозова. — В США такая методика есть, в России ее нет».

Российская и международная практика

В США и европейских странах этот вопрос давно урегулирован. Во Франции и Италии существуют специальные методички для судей, в которых указан рекомендуемый порядок расчетов с учетом критериев дела, понижающих или повышающих коэффициентов.

В Германии расчеты не унифицированы, но там регулярно публикуют сборники судебной практики, от которых и отталкиваются судьи при определении величины компенсации.

В России ничего этого нет, а потому суд компенсацию морального вреда назначает по ситуации.

Российская судебная практика в этой сфере различается от региона к региону и может базироваться не только на практике конкретного суда, но даже частном мнении конкретного судьи.

Поэтому примеры морального вреда даже при схожих условиях могут варьироваться в десятки и даже тысячи раз.

Без действующей методики судьи могут принимать решение не только в зависимости от личного восприятия и убеждений, но и с учетом громкости дела и общественного резонанса, что наглядно продемонстрировало судебное дело Михаила Ефремова.

 «Судебная практика сегодня меняется в сторону увеличения выплат, — отмечает Дарья Морозова. — Но говорить о стабильном росте пока очень рано. Кроме того, по моему мнению, основная тенденция судов — это уравнивание разных ситуаций и разных дел по цене. В определении размера присуждаемых сумм нет мотивированности, нет никакого желания хоть немного выйти за рамки сложившейся практики».

На эту ситуацию уже давно просят обратить внимание профессиональные сообщества адвокатов. В 2020 году по инициативе Ассоциации юристов России был проведен опрос россиян. Граждан спросили, какой, по их мнению, должна  быть справедливая компенсация. Суммы прозвучали разные, но в среднем россияне заявили о желании видеть размер морального вреда в суммах от 2,5 до 17 миллионов рублей.

Низкие фактические выплаты беспокоят не только адвокатов и граждан. В августе 2020 года впервые в российской судебной практике Верховный суд выступил за увеличение суммы морального вреда.

В результате пострадавший, заявлявший в требованиях компенсацию в 150 тысяч рублей, получил 2,3 миллиона рублей. Пока это случай единичный, но показательный.

Он вызывает надежду, что практика назначения сумм компенсаций морального вреда в нашей стране, наконец, изменится.

Источник: https://riafan.ru/1334763-dengi-za-nervy-advokat-obyasnil-chto-takoe-moralnyi-vred-i-kak-pravilno-trebovat-ego-vozmeshenie

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.