Сайт наемников россия

В россии легализировали чвк и полным ходом идет вербовка

Сайт наемников россия

Наемники Путина

Авторы – Willi Neumann und Steffen Dobbert

Несколько недель назад в социальной сети “” появилось объявление: “Парни, есть вариант поработать на Родину!” – гласила первая строчка. Зарплата “на базе” – 50 тысяч рублей в месяц, “за выход” – от 80 тысяч рублей плюс премии. В пересчете это составляет от 700 до 1150 евро. Заканчивалось объявление словами: “Доброго боя, солдаты удачи!”

Опубликовавший объявление пользователь называет себя Ильей Ивановым. Его работа – это вербовка бойцов для ЧВК, так называемых частных военных компаний. И многое указывает на то, что за последние дни он сильно преуспел в формировании частной армии. Он ищет мужчин, которые готовы за деньги в 2017 году защищать российские интересы на новых полях сражений.

Автомобильная колонна у полигона в Молькино. Единственный солдат, с которым удалось поговорить, ответил, что они “едут с учений”

Иванов не единственный вербовщик, который сейчас набирает бойцов, но, пожалуй, один из самых опытных.

Еще в 2014 году он писал на своей странице “”, что ищет людей, готовых “связать себя судьбой с приключениями в жарких странах”.

Тогда общественность еще ничего не знала о российских солдатах в Сирии, а деятельность Ильи была противозаконной. За вербовку наемников ему грозило до восьми лет лишения свободы. Теперь все изменилось.

Малоизвестные поправки к закону

За два дня до конца 2016 года президент Владимир Путин принял правительственные поправки в закон “О воинской обязанности и военной службе”. В российских государственных СМИ это событие не было особенно освещено, западные медиа также оставили изменения в законе без внимания.

Между тем, последствия этих изменений велики.

Теперь, согласно закону, граждане, пребывающие в резерве, считаются исполняющими обязанности военной службы, если они участвуют в деятельности по “пресечению международной террористической деятельности за пределами территории Российской Федерации”.

Поскольку многие мужчины в России прошли срочную службу, то поправки к закону затрагивают практически всех россиян.

Теперь если они сражаются с террористами, то считаются военнослужащими, даже если официально не относятся ни к какой части Минобороны.

Иначе говоря, изменения в Законе о воинской службе позволяют использование российских наемников во всем мире и легализуют деятельность ЧВК. 9 января 2017 года закон вступил в силу.

Blackwater – это одна из самых известных частных военных компаний, которая среди прочего исполняла отчасти криминальные задания для армии США, например, в Ираке.

Когда действия Blackwater стали известны общественности, развязались глобальные дебаты о легальности подобных фирм. Не осталась в стороне и Россия.

Так, RT задавалась вопросом в своих материалах: Частные военные компании: новый метод ведения войны?

Впрочем, сегодня, когда эта тема затронула собственную страну, прокремлевские СМИ хранят молчание.

Как функционируют легальные ЧВК? Каким образом работают вербовщики вроде Иванова? Чтобы откликнуться на объявление, ZEIT ONLINE создает “” фейковый аккаунт Павла Никулина. Павлу 27 лет, он работает электриком в Волгограде. В 2010 и 2011 годах он проходил срочную службу в качестве водителя-механика танка Т-72.

Разговор с вербовщиком

Павел Никулин существует только в качестве виртуальной страницы в социальной сети. Его биография и фейковый профиль “” помогают узнать детали о вербовке и обучении бойцов ЧВК. Никулин и Иванов обмениваются в социальной сети несколькими сообщениями и два раза созваниваются по телефону.

Никулин: Здравствуйте, меня зовут Павел. Я по поводу объявления “”.

Иванов: Я понял, по работе. Павел, скажите мне, гражданство у вас какое?

Никулин: Российское.

Иванов: Ну наконец-то. Так. Военный билет есть? По должности кто?

Никулин: Водитель-механик танка.

Иванов: Отлично! Смотри, Павел. Давай расскажу тебе сначала по делу.

Иванов говорит, что танкисты “нарасхват”. Кроме того, нужны медики, саперы и грамотные связисты. Также ищут пилотов вертолета – они проходят вне конкурса. Все остальные соискатели должны сначала пройти тесты и предоставить необходимые документы. Самое важное, оно же самое сложное условие – это наличие загранпаспорта и отсутствие кредитов и судимостей.

В том, является ли Илья Иванов настоящим именем вербовщика, нельзя быть уверенным наверняка.

Тем не менее, два других источника, которые пытались устроиться бойцами в ЧВК, подтвердили ZEIT ONLINE, что также общались с Ивановым.

Кроме того, Илья в подробностях описал путь и местность у полигона, где тренируется ЧВК. Соответствие описания действительности позже подтвердил собственный источник ZEIT ONLINE.

Полигон в Молькино

По словам Иванова, база подготовки бойцов ЧВК находится возле хутора Молькино в Краснодарском крае. До украинского Донецка отсюда около 500 километров, до российского курорта Сочи – около 250 километров.

В 2015 году на полигоне в Молькино прошла модернизация, на которую было потрачено более 50 млн. рублей.

Официально в Молькино дислоцируются три воинских подразделения: 1-я гвардейская ракетная бригада (в/ч 31853), 10-я отдельная бригада специального назначения ГРУ Минобороны (в/ч 51532), а также 243-й общевойсковой полигон (в/ч 55485).

Трасса М4. Автомобильная колонна возврашается с учений обратно на полигон в Молькино

Легальные ЧВК существовали в России и раньше. Самыми известными являются Moran Security Group и “РСБ-Групп”. Подобно Academi, американской компании-преемнице Blackwater, эти российские фирмы предлагают услуги в сфере безопасности, консалтинга и вооруженной защиты и охраны.

Хотя компании отказались отвечать на запрос ZEIT ONLINE, на своих официальных сайтах они утверждают, что не занимаются наемничеством и не участвуют в боевых действиях за границей.

Генеральный директор компании “РСБ-групп” Олег Криницын в разговоре с газетой “Фонтанка” сказал, что перед его компанией не ставилась задача отправлять кого-либо в Сирию, но при наличии подобных предложений он был бы готов их обсудить.

Дмитрий Уткин и ЧВК Вагнера

Один из бывших сотрудников Moran Security Group позже основал собственную ЧВК, которую называют “Группа Вагнера”. Речь идет о Дмитрии Уткине – он же Вагнер.

Уткин служил в спецназе ГРУ, после увольнения работал по контракту с Moran Security Group, охранял суда в опасных районах от пиратских нападений. После увольнения осенью 2013 года в составе около 250 “контракторов” находился в Сирии.

Спустя полгода после сирийской поездки создал так называемую “Группу Вагнера”, которая участвовала в боевых действиях на востоке Украины и позже в Сирии.

В декабре 2016 года Уткин появляется даже на приеме по случаю Дня героев Отечества в Кремле. Среди приглашенных героев Советского Союза и России, Уткин был одним из немногих гостей, кто таких высоких заслуг не имел. Факт, что Уткина все-таки пригласили на торжество, может указывать на то, что бойцы ЧВК Вагнера выполняли важные операции в Сирии для российской армии.

Иванов говорит, что ЧВК Вагнера набирает бойцов в Молькино. Те, кто пытался попасть в ЧВК, сообщили в разговоре с ZEIT ONLINE, что вступительные испытания достаточно легкие.

Все желающие должны выполнить несложные нормативы по физической подготовке: отжимания, подтягивания, бег сто метров и три километра, тест Купера и огневую подготовку.

Тот, кто смог все сдать, остается на базе проходить подготовку, которая обычно длится два месяца.

Принятые в ЧВК бойцы подписывают контракт минимум на полгода, говорит Иванов. Впрочем, он уточняет, что контракт довольно условный, “две странички”. “На первой страничке написано “не рассказывать”, на второй страничке “читай, что написано на первой страничке,” – смеется Илья.

Подготовка к следующим боям

Вербовка и полигон в Молькино вызывают вопросы.

Для каких боевых заданий ищут российских наемников? Каким образом сотрудничают военные части, которые дислоцируются в Молькино, с ЧВК Вагнера? И почему вообще был изменен закон “О воинской обязанности и военной службе”? Пресс-служба российского Министерства обороны не ответила на запрос ZEIT ONLINE. Объяснение по легализации наемничества можно было бы увидеть в специфических связях внешней и внутренней политики российского президента.

С тех пор, как Владимир Путин пришел к власти, он поддерживал ее с помощью войн. Сначала Вторая чеченская война, в 2008 – война с Грузией, потом Украина и с 2015 – участие в войне в Сирии.

Все военные действия, независимо оттого, начинались ли они по российской инициативе или нет, Путин использовал для внутриполитического рейтинга. Благодаря позитивному представлению армии и военных успехов проправительственными СМИ в России рос патриотизм и гордость страной и ее президентом.

Кроме того с помощью производства вооружения можно было поддержать ослабленную отечественную экономику. К тому же,когда страна участвует в войне, то проблемы вроде коррупции уже не кажутся такими существенными.

Все это также могло бы сыграть важную роль, если за границей возникнут новые конфликты при участии России.

Украина, Сирия – Афганистан?

Однако не все так просто. Первая загводка связана с людьми.

Сейчас для Путина проблематично найти достаточно людей для полноценного ведения боевых действий, считает Штефан Майстер, эксперт по России из Немецкого общества внешней политики.

По его словам, Россия на данный момент участвует в двух конфликтах в Сирии и на Украине, что требует множество солдат и вооружения. Даже если учитывать, что с 2008 года войска были модернизированы, их ресурсы не безграничны.

Майстер считает вполне вероятным, что в 2017 году Россия вступит в новые военные конфликты – вдобавок к уже существующим. Прежде всего, с точки зрения развязанной Дональдом Трампом борьбы с международным терроризмом новые бригады наемников могут помочь в этом процессе, говорит он.

С наемниками заключают другой контракт, чем с солдатами-срочниками , ведь их будут нанимать частные военные компании. По словам Майстера, так будет легче предотвратить получение общественностью доступа к этой информации.

Особенно часто эта проблема возникала на Украине, когда правительству приходилось объяснять, почему среди убитых “добровольцев” оказывались российские военные. Если же погибает боец ЧВК, то Минобороны легко может оспорить свою причастность.

Вторая загвоздка связана с возможными местами боев, где сражаются бойцы ЧВК.

Никулин: Это Сирия получается?

Иванов: Это уже старая тема. Сейчас будет… не могу так сказать, думаю, угадаешь: в 80-х годах армия там была. Понял? Там тоже пески и горы. Там, значит, миротворческая операция – это охрана послов и прочее. Дают даже медаль тебе за ратный подвиг. Больше тебе не дадут, потому что по телевизору вы не будете светиться.

Афганистан? Помимо Сирии, Украины и нестабильных регионов вроде Ливии, Россия может в 2017 году вмешаться и в конфликт в Афганистане.

Но негативный образ, который связан в российском обществе с потерями в Афганистане, сидит глубоко. Как говорит Майстер, этот образ сравним с “вьетнамской травмой” США.

Сегодня даже при поддержке пропагандистской машины не удастся склонить российское население к участию в наземной операции в Афганистане.

Самое главное – деньги

“На сегодняшний день в Афганистане находятся только технические специалисты и инструкторы, которые требуются, в частности, для технической поддержки российских вертолетов”, – говорит Майстер. Так, в январе 2016 года было подписано межправительственное соглашение об оказании Афганистану военно-технической помощи.

“Если НАТО в 2017 году выведет свои войска из Афганистана, то Россию действительно может охватить страх от того, что терроризм распространится на территории страны. “Талибан” может сильно дестабилизировать центральноазиатских соседей Российской Федерации, а это уже реальная угроза, в том числе и для России”, – утверждает Майстер.

Большинству претендентов в ЧВК все равно, куда их отправят сражаться. Самое главное – деньги.

По словам Иванова, расценки в ЧВК сегодня следующие: 50 тысяч рублей во время подготовки на базе, от 80 до 120 тысяч “на выходе”, кроме того премии. По русским меркам, это большие деньги.

“Танк сжег – получил денюжку. Понял? Какую-нибудь огневую точку забил, еще денег получил, если командир подтвердил,” – объясняет Иванов.

Источник

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Источник: http://xn----ctbsbazhbctieai.ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D1%87%D0%B2%D0%BA-%D0%B8-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D1%8B%D0%BC-%D1%85%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%BC-%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D1%82-%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B0/

Бизнес на крови. Что известно о российских частных военных компаниях

Сайт наемников россия

Фото Кирилла Кухмаря / ТАСС В Центральноафриканской Республике погибли журналист Орхан Джемаль, с 2009 по 2015 год писавший для российского Forbes, оператор Кирилл Радченко и режиссер Александр Расторгуев. Они снимали там документальный проект о работе частной военной компании.

Что такое ЧВК? Как работает рынок частных военных услуг, каков его потенциал и какое место в нем занимают российские ЧВК?

В той или иной форме наемные войска, напрямую не подконтрольные собственной стране, существуют столько, сколько существует организованная война как таковая.

В современном виде такие вооруженные формирования именуются одним емким термином ЧВК — частные военные компании. В развитых странах ЧВК являются вполне сформировавшимся направлением бизнеса, в котором задействованы десятки тысяч людей, а его прибыль зачастую измеряется в миллиардах долларов.

Объемы мирового рынка ЧВК огромны: только по подсчетам некоммерческой организации War on Want, рынок услуг «военного консалтинга» имеет годовой оборот от $100 млрд до $400 млрд. Несмотря на то что большая часть этих денег оседает на банковских счетах владельцев и совладельцев, своих сотрудников частные военные компании не обижают.

В среднем только за время пребывания в Ираке сотрудники одиозной Blackwater получали от $500 до $2500 в сутки в зависимости от должности и квалификации. А, например, выручка самой крупной ЧВК в мире G4S составила $10,5 млрд в 2015 году.

В то же время в развивающихся странах ЧВК представляют собой явление из «серой» зоны, опасно балансирующее между службой государству и статусом нелегального вооруженного формирования. Наиболее ярким примером такого отстающего развития частных военных компаний является Россия.

Не секрет, что Россия имеет богатую военную историю. На протяжении веков в больших и малых конфликтах русские доказывали, что в случае необходимости умеют воевать как мало кто другой. Поэтому появление русских на рынке частных военных услуг было исключительно вопросом времени.

Ввиду довольно сложного в экономическом и социальном отношении периода, переживаемого Россией накануне XXI века, воспользоваться западным опытом работы ЧВК долгое время никому не приходило в голову.

Вкупе с общей разрухой на рубеже тысячелетий в России началась гражданская война в Чечне, потребовавшая значительных людских ресурсов и еще больше дестабилизировавшая общество.

Только после окончания Второй чеченской кампании в 2009 году, когда тысячи молодых людей, испробовавших на себе войну, остались не у дел, в военной среде начались первые, тогда еще робкие разговоры о ЧВК.

Но первая серьезная попытка занять новый рынок была предпринята лишь спустя несколько лет, в 2013 году. Именно тогда была сформирована и зарегистрирована первая «официальная» российская ЧВК «Славянский корпус».

Поскольку российское законодательство запрещает наемничество как таковое, регистрировать фирму пришлось в Гонконге. Первым контрактом компании стала охрана нефтяных месторождений в Сирии, где к тому времени уже два года шла война.

Для выполнения поставленной задачи было сформировано подразделение, состоящее из двух рот, общей численностью чуть меньше 300 человек.

Однако в результате непродуманной логистики и откровенной халатности командования первое же боестолкновение «Славянского корпуса» оказалось для него последним — колонна подверглась обстрелу и, не получив поддержку, вынуждена была отступить на аэродром, откуда в срочном порядке эвакуировалась в Россию. И вот здесь начинается самое интересное. Сразу же после приземления все участники «Славянского корпуса» были арестованы сотрудниками ФСБ по обвинению в наемничестве. После долгого судебного разбирательства некоторые получили реальные сроки до трех лет тюремного заключения.

Все руководители компании от дальнейших планов по развитию ЧВК отказались. Все, кроме одного.

Одним из взводных командиров «Славянского корпуса» был бывший офицер спецназа ГРУ, тогда еще никому не известный человек по имени Дмитрий Уткин. Очень скоро, буквально через год, его позывной «Вагнер» станет именем нарицательным, синонимом понятия «российская ЧВК».

В 2014 году, когда конфликт на Юго-Востоке Украины перерос в настоящую гражданскую войну, так называемому народному ополчению (жителям Донбасса, несогласным с действиями центральных властей Украины) отчаянно требовалась военная помощь, выходящая далеко за рамки того, что может официально предоставить Российская Федерация.

Такой помощью стало вмешательство внезапно сформированной безымянной ЧВК, которая появилась на Донбассе неожиданно для обеих сторон конфликта. Первой серьезной операцией новой военной силы стал так называемый Дебальцевский котел — масштабное окружение в феврале 2015 года, в которое попали, по разным оценкам, от 5000 до 8000 украинских военнослужащих.

За неимением названия новую ЧВК начали именовать по позывному ее руководителя, вначале даже не склоняя, — «ЧВК Вагнера». Тогда «вагнерá» показали себя наилучшим образом, действуя эффективнее не только местного ополчения, но и штатных армейский формирований, уступая разве что спецподразделениям российской армии.

Однако в том же 2015 году широкомасштабные военные действия на Юго-Востоке Украины были окончены. А «Вагнер» остался.

Гегель писал, что история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, а второй — в виде фарса. Это как нельзя лучше описывает дальнейшую судьбу «ЧВК Вагнера». После окончания активных боевых действий на Украине «Вагнер» вновь вернулся в Сирию, на этот раз обладая куда большими силами и административным ресурсом.

Непосредственная связь «Вагнера» и российского Министерства обороны была очевидна с самого начала. Очевидно, что в специфике российских реалий никакой чисто коммерческой организации ни за какие деньги просто не позволили бы участвовать в украинских событиях.

Впрочем, полностью исключать коммерческую составляющую нельзя, ведь для рядового сотрудника компания «Вагнера» все-таки является более-менее типичной ЧВК — в первое время заработная плата наемника в «песках» могла достигать 300 000 рублей в месяц и более.

Правда, по мере роста потока сотрудников и авторитета компании расценки сильно упали, практически вдвое, да и то с подводными камнями. А уж о том, чтобы родственники могли получить страховку в случае гибели бойца, никто уже и не думал.

Но вернемся к Вагнеру. Заручившись поддержкой на высочайшем уровне и доказав свою лояльность государству, Дмитрий Уткин развернул по-настоящему масштабную деятельность в Сирии.

С осени 2015 года число сотрудников компании, пребывающих на территории Сирийской Арабской Республики, практически не опускалось ниже отметки 1000 человек. Это притом что по условиям контракта каждые три месяца предусмотрена ротация.

То есть совокупно число сотрудников этой компании может превышать три тысячи человек. Наряду с российскими ВКС, «ЧВК Вагнер» стал главной силой, помогающей Башару Асаду удержать власть в стране.

Российские наемники показали себя как самодостаточные и сверхмотивированные воинские формирования, способные эффективно выполнять задачи любого уровня сложности. Именно «вагнеровцам» принадлежит авторство одной из самых известных операций сирийской компании — освобождение Пальмиры.

Разумеется, за эффективность нужно платить. На войне главной разменной монетой являются человеческие жизни, и Вагнер в этом отношении оказался на удивление щедрым человеком. По оценкам непосредственных участников событий, средний уровень боевых потерь достигает 30-35%.

Уже в первые месяцы участия России в сирийском конфликте стали расползаться слухи, что Вагнер с молчаливого одобрения Кремля просто утилизирует наиболее пассионарных граждан России. Однако даже это не разрушило ореол таинственности и юношеского романтизма российских ЧВК.

Вместе с потоком желающих попробовать себя в роли «солдата удачи» росло количество компаний, якобы предоставляющих такую возможность. Иногда, как в случае с ЧВК «Туран», речь шла о чистом вымысле, порожденном ошибкой журналистов.

Иногда же за ЧВК выдавалась работа штатных спецподразделений (ССО) Министерства обороны РФ, действующих под прикрытием. Самым известным примером такой химеры является ЧВК «Патриот».

«Черным четвергом» российских ЧВК стало 8 февраля 2018 года, когда колонна из нескольких сот «вагнеровцев» была уничтожена огнем артиллерии и авиации вооруженных сил коалиции во главе с США. Тогда, по разным оценкам, погибло от 200 до 600 человек. Причины столь серьезного провала официально не названы до сих пор и вряд ли когда-либо будут представлены широкой аудитории.

Одной из самых циничных и в то же время реалистичных причин, приведших к таким вопиющим потерям, стал конфликт руководства «Вагнера» и высших чинов Министерства обороны РФ. Причиной конфликта могло послужить все что угодно, но, вероятнее всего, Вагнер поверил в собственную незаменимость и решил показать характер, чего официальные власти очень не любят.

Исходя из этого можно предположить, что «золотой век» Вагнера остался в прошлом и в ближайшем будущем его ждет усиленное внимание и давление со стороны государственных структур.

А поскольку необходимость в услугах ЧВК, как и рыночная возможность их предоставления, в России никуда не денется, очень скоро мы сможем наблюдать начало здоровой конкуренции и неизбежный выход русских на международный рынок частных военных услуг. Впрочем, это уже началось.

Одним из первых засвидетельствованных появлений россиян на рынке серьезных ЧВК стала компания PMC FDG Corp., созданная в 1996 году, но претерпевшая значительные организационные изменения после прихода в ее руководство бывшего российского офицера Дмитрия Смирнова в 2010 году.

С тех пор компания успешно действует на территории Афганистана и Ирака, выполняя в основном разовые спецоперации. Впрочем, есть и «чистые» ЧВК, состоящие только из россиян. Например, компания «РСБ-Групп», зарегистрированная в России как ЧОП (частное охранное предприятие), по факту заявляет стандартный перечень услуг ЧВК.

Правда, при этом на сайте организации подчеркивается, что компания не занимается наемничеством и не участвует в военных конфликтах на стороне других государств. Очевидно, такой прием используется ввиду специфики российского законодательства, которое, к слову, не первый год пытаются изменить в сторону легализации ЧВК.

А до тех пор, пока этого не произошло, желающие работать на рынке частных военных услуг вынуждены искать лазейки и пути обхода законодательных препятствий.

Между тем уже известны случаи, когда интерес к русским специалистам проявляют иностранные компании. Например, ЧВК Centurion, изначально заявляющая себя как консалтинговая компания, набирает в свои ряды российских офицеров запаса из состава элитных подразделений.

В качестве работы будущим сотрудникам предлагается не стандартное участие в боевых действиях и охране объектов, а консалтинг вооруженных сил, сотрудников полиции и частных служб безопасности в странах второго и третьего мира. На практике же в зависимости от квалификации сотруднику может быть предложена только аналитическая и аудиторская работа, не предполагающая даже выезд за границу.

Возможно, именно такая бизнес-модель окажется «золотой серединой», позволяющей разделить коммерческую и политическую сферы.

В целом, рассматривая специфику российских частных военных компаний, можно отметить два очевидных факта. С одной стороны, российская власть, и в особенности спецслужбы, не желают допускать деятельность «самостоятельных» ЧВК, продолжая использовать схожие структуры для достижения своих политических целей.

С другой стороны, в России проживает масса неустроенных в жизни людей, обладающих колоссальным боевым опытом и желающих этот опыт реализовывать на коммерческой основе.

В результате получается довольно специфическая ситуация, когда действуя с массой правовых ограничений, российские ЧВК обладают значительным потенциалом развития и способны оказать серьезное влияние на рынок частных военных услуг.

 На сегодняшний день объем этого рынка, по приблизительным подсчетам, составляет порядка $400 млрд. Даже сейчас, в полулегальном положении, русские наемники благодаря сочетанию высоких профессиональных качеств и низких зарплатных ожиданий могут начать демпинг, доставляя массу неудобств старым рыночным игрокам.

В том же случае, если деятельность ЧВК в России будет полностью легализована, можно с большой долей вероятности говорить о грядущем переделе рынка такого масштаба, что вполне вероятно обострение геополитической обстановки вплоть до прямых столкновений представителей США и России.

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/365421-biznes-na-krovi-chto-izvestno-o-rossiyskih-chastnyh-voennyh-kompaniyah

История ЧВК Вагнера: сколько платят, кто командует, чем занимаются

Сайт наемников россия

Отрезанные головы солдат, сломанные кувалдой позвонки, подожженные расчлененные тела. Ели вы думаете, что это очередные зверства Исламского Государства, то нет. Так развлекались некоторые бойцы из ЧВК Вагнера в Сирии.

Обычные славянские парни, которые поехали зарабатывать себе на жизнь потом и, в прямом смысле слова, кровью. А своей — чужой, уже кому как повезло.

ЧВК Вагнера является частной военной группировкой, неофициальной, а, значит, запрещенной на территории Российской Федерации.

Такие существуют во многих странах, поэтому Россия не является досадным исключением. Да и в самой РФ это не единственная частная организация. Только вот именно она стала известна в мире, получила вагончик санкций от США и бесконечное количество упоминаний в СМИ.

Появление

Впервые про ЧВК Вагнера заговорило издание «Фонтанка» в 2015 году. Тогда в Сирии шел очередной этап войны, но Путин заявил, что российские военные не будут в этом участвовать. И действительно, официальные войска не были задействованы в войне. Как говорится, мужик сказал — солдаты сделали.

Только вот частные военные компании могли это обойти, ведь они и так по определению были вне закона.

Именно в Сирии была сформирована будущая военная организация вагнеровцов. Осенью 2013 года российские менеджеры частной военной компании Moran Security Group Вадим Гусев и Евгений Сидоров сформировали отряд из 267 «контрактников», так называемый «Славянский корпус», для «охраны месторождений и нефтепроводов» в воюющей республике.

Конечно, после месячной подготовки наемников в лагере под Латакией, «Славянский корпус» занялся не только охраной буровых установок, но и военными действиями против частей «Исламского государства».

В это же подразделение тогда входил бывший полковник спецназа ГРУ Дмитрий Уткин. Как раз после сирийской спецоперации он взял себе позывной «Вагнер».

Тогда в СМИ просочились сведения, что бойцов «там потрепали очень крепко» — отряд понес потери до 90% личного состава. По возвращении в Москву в октябре 2013 года самолет с выжившими бойцами ЧВК ждали во Внуково — вернувшиеся были допрошены следователями ФСБ, а руководители «Славянского корпуса» Гусев и Сидоров в октябре 2014 года приговорены к трем годам заключения.

Но не всем так повезло. Как рассказал потом один из командиров операции, «Кого-то закрыли, а кому-то сделали такое предложение, от которого невозможно было отказаться».

Этим кем-то оказался вышеупомянутый Уткин дефис Вагнер. Конечно, как можно отказаться от предложения, которое на самом деле приказ, хоть и оплачивается миллионными сумами.

В 2014 году Уткин созвал своих бывших коллег и создал подразделение, которое b получило условное наименование «ЧВК Вагнера».

Украина

Свою деятельность организация, которая по сути являлась бывшим «Славянским корпусом», начала на территории Крыма. Как сообщили украинские власти, тогда ЧВК действовало в интересах России и участвовало в так называемой «оккупации».

В 2017 году Служба безопасности Украины обнародовала целое расследование на счет деятельности Вагнеровцов. Согласно этим сведениям, они участвовали в боях за Луганский аэропорт и в битве за Дебальцево.

Сведений о конкретной деятельности бойцов на этих территориях, конечно же, нет. Но в 2018-м году на популярном белорусском медиа «Белсат-ТВ» вышло большое интервью с бывшим участником организации. Он отказывался показывать лицо или называть настоящее имя, лишь сказал свой позывной — Омен. В ЧВК он проработал ровно год — с 2014 по 2015, как раз во время деятельности группы в Украине.

Омен подтвердил предполагаемые действия организации в ЛНР и ДНР. Согласно его словам, на этих территориях основными задачами вагнеровцов были стимулирования, провокации и уничтожение. И, конечно, организация диверсий. То есть сделать так, чтобы все вышло из-под контроля, началась массовая паника, и народ уже не понимал: кто свой, а кто чужой.

Бывший наемник также подтвердил информацию украинских спецслужб о том, как проходили операции по типу боев за Дебальцево. Все это было заранее спланированно и отработано, украинцев окружили опытные бойцы, а не шахтеры, которые держали автомат два раза в жизни.

За такие битвы бойцы Вагнера получали от 100 до 350-ти тысяч рублей в месяц, зависимо от статуса и количества выполненной работы. Но для командования наемники были обычным пушечным мясом, которое можно было бросить в самые абсурдные и ожесточенные битвы. Ведь кто-то должен был умирать.

А солдаты — все молодые парни, всем хочется быстрых денег и адреналина. Так почему бы и нет.

взято с канала Россия сегодня.

Источник: https://BigPicture.ru/?p=1359883

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.